Саги и сказки Пруссии

РАГАЙНА

(сага о происхождении прусского племени склавинов)

В те давние времена, которых никто не помнит, ибо не было у людей еще Памяти, а бродили они по Земле дикими толпами, и лица их были темны, а сердца - во мраке, с Неба упала Звезда.

И родила Звезда великих людей. Рост их был выше сосен, а волосы белее снега, а глаза их светились, как небо в утренние часы. А имя им было - Ульмиганы.

И взошел старший из них на высокую гору, и окинул взором пески у моря, и многие реки полные рыбы, и многие леса полные дичи, и сказал: "Вот страна достойная быть нам Родиной. Здесь мы построим наши замки. Ей отдадим мы свое Великое Знание. Ей посвятим мы свою небесную силу. И зваться она будет отныне - Ульмигания".

И взяли великаны темнолицых в подданные, и научили их строить замки, и выращивать хлеб, и делать одежду, и торговать. И приумножилось богатство той страны, и возросла слава ее, и счастливо жил народ ее.

Прошла тысяча тысяч лет.

Стали великаны брать дочерей темнолицых в жены, и было у них много потомства, и разошлось оно по всей Земле, но дети их уже не были великанами, а только светлые волосы и синие глаза напоминали об их происхождении.

И возгордились люди, и стали смеяться над богами и поносить их, ибо сочли сами себя великанами равными богам. И объявили богам войну, и призвали себе на помощь зловредных духов и великих драконов. И была война. И небо застлал дым, а поля накрыл пепел.

А когда марево от битвы рассеялось, увидели люди, что погибли их драконы, и смрад стоит над всем миром. И поняли люди, что духи - носейлы подчинились богам, ибо холод наступил на земле. Осыпались цветы с деревьев, и замерзла вода в морях.

Горько раскаялись люди и возопили, и припали к стопам богов. Но не вняли им боги и воздали каждому должное. У кого отняли саму жизнь - те умерли в страшных судорогах и болезнях; у кого огонь - они одичали и покрылись шерстью, и бродят в густых лесах, и стали те маркопетами; у кого - силу и стать человеческую - те обмельчали и прячутся под камнями, и зовутся барстуками.

Прошла еще тысяча тысяч лет. Последний из потомков Звезды слег на смертном одре и призвал сыновей, а звали их Тильзе, Вильмант и Ромбин, и послал в разные стороны, в разные земли, посмотреть - нет ли где невест их достойных, из племени белолицего, небесного происхождения?

И вернулись сыновья, и сказали отцу: "Все земли мы обошли, во всех странах были, но нет нам достойных - ни ростом великим, ни происхождением".

Опечалился великан, ибо не осталось у него уже надежды на продолжение рода, и отпустил сыновей. Пошли сыновья и построили неподалеку от замка отца свои замки. Тильзе и Вильмант на левом берегу Немана, а Ромбин - на правом.

Призвал великан дочь свою, и спросил ее: "Согласна ли ты следовать воле моей и оставаться верной ей до конца?" Припала дочь к стопам отца и сказала: " Согласна". Велел великан дочери запереть все ворота в замке, взойти на самую высокую башню и бросить ключ на дорогу. А был тот ключ, хоть не очень велик, но заколдован и отпирался им не только замок великанов, но вся долина Немана.

Многие годы прошли мимо замка, и многие люди. Многие же пытались оторвать ключ от земли, но никто не смог. Решила дочь великана, что нет больше сильных и смелых на Земле, и нечего ей ждать, и надумала схорониться навсегда в заколдованных подземельях под замком.

В последний раз поднялась она на высокую башню полюбоваться течением реки и увидела, что подходит к замку большое войско. И некоторые из войска того берутся за ключ, но поднять его не могут. Вышел тут юноша неприметный и взял ключ, и вставил его в замок. Но не повернулся ключ. И тогда спросила великанша с башни:

"Чей ты, юноша, и как зовут тебя в твоем народе?"

"Склаве - имя мое. А отец мой - король Вайдевут", - ответил юноша.

"Ты поднял заколдованный ключ, - сказала великанша. - Значит силой и смелостью ты достоин. Однако, этого мало, чтобы владеть моим замком. Ты должен узнать имя той, которая в память о небесном происхождении, носит на голове золотые рожки месяца, а на лбу и плечах знаки звезд".

И вспомнил тут юноша древнее пророчество, где говорилось, что вернется его народ в землю предков, и будет на краю той земли стоять замок великий, и на башне замка - последняя из дочерей Звезды. И сказал юноша:

"Рагайна - имя твое".

"Входи! - сказала Рагайна. - Отныне тебе принадлежит все - и я, и замок, и власть над этими землями".

Замок этот стоял чуть восточнее современного Рагнита, а хозяевами его с той поры всегда были князья склавинов. Женщины этого прусского племени, в память о породнении их предка с дочерью Звезды, носили в косах месяцевидные украшения и одежды расшивали звездами.

ЩУКА НА ФЛАГЕ

Витинги Скаловии, как и воины других прусских племен, были отчаянно бесстрашны и в науке войны намного превосходили своих соседей. Те и подступиться не могли к границам Пруссии, наоборот, сами постоянно страдали от набегов прусских дружин. Но однажды с востока пришло большое войско рутенов - русских витязей под началом нескольких князей. Богатая долина Немана была разорена до состояния пустыни. Но замок Рагайны, построенный еще белыми великанами, устоял. Рутены осадили его, но как ни пытались, взять не могли. Но и осаду не снимали. Видно слухи о сказочных сокровищах великанов не давали им уйти. В замке начался голод, но никому и в голову не пришло сдать крепость врагу. И вдруг в замковом колодце чудесным образом появилась рыба. Ее было так много, что защитники замка могли насытиться вволю.

Девять месяцев продолжалась осада. В конце девятого в колодце выловили исполинскую - в человеческий рост щуку. Ее насадили на копье и выставили на вершине самой высокой башни - в насмешку над рутенами, уже ощущавшими сильный недостаток продовольствия. И те сняли осаду, и ушли к себе на восток. С той поры изображение щуки стало гербом склавинов замка Рагайны.

Любопытно, что эту же легенду приводит в своей "Хронике Пруссии" и орденский летописец Петр Дуйсбургский. Правда, в качестве защитников замка у него выступают крестоносцы - рыцари Тевтонского ордена, а нападавшими - склавины.

ПОДЗЕМЕЛЬЯ ЗАМКА РАГАЙНЫ

Замок великанов оставался неприступным вплоть до 1276 года, когда был разрушен при штурме Орденом. Правда, почти сразу неподалеку от старого замка рыцари построили свой, назвав его Рагнит, возле которого после и вырос одноименный город. Однако долгое время не стихали слухи о несметных богатствах подвалов и подземных переходов древнего замка Рагайны, входы в которые были забыты. Не переводились и охотники, изрывшие замковый холм в поисках сокровищ. Но вот странность - многие из них после этих раскопок сильно болели, а некоторые вскоре за этим умирали. Те же, кому удавалось излечиться от непонятной болезни, никогда уже не помышляли о кладоискательстве.

Но человек устроен так, что чужой опыт его ничему не учит. И вновь кто-то отправлялся с лопатой на холм. Особенно распаляло авантюристов то, что однажды подземный ход был все же найден. Он вел к Неману. Его обнаружили несколько бесшабашных офицеров во время шведской войны. Занимались расчисткой хода около десятка солдат. Когда лопата одного из них провалилась в пустоту, земля оползла, открыв небольшую черную дыру, и оттуда вырвался смрадный воздух, сваливший наземь всех принимавших участие в раскопках. Четверо солдат вскоре умерли. Остальные пришли в себя, но заставить их подойти к провалу, уже нельзя было и под угрозой оружия. Люди далеко обходили эту дыру. Но через две недели один из инициаторов поисков все же забрался в отверстие с фонарем. Ход, как уже было сказано, шел к реке, и не представлял бы из себя ничего примечательного, если б случайно офицер не наткнулся на маленький лаз в боковой стене. Пробравшись туда, он обнаружил огромный зал с колоннами, в котором было много скелетов в богато изукрашенных старинных доспехах. Повсюду валялись мечи и копья. Больше офицер ничего не успел обследовать, потому что у него началось сильное головокружение, и он поспешил выбраться наружу. В ту же ночь вход в подземелья обрушился, а офицер умер.

Но поиски их не прекратились. Находились даже люди, приобретавшие землю с руинами в собственность специально для поисков сокровищ. Таких было двое. Первый, слывший до той поры весельчаком и балагуром, вдруг стал угрюмым и неразговорчивым. Поговаривали: он что-то нашел. Но так ли это, никто не знает. Он заболел и умер в горячке. Другой рассказывал, что обнаружил вход в подземелья, но как только проник туда, перед ним появился суровый старик в белых одеждах с длинными белыми волосами. Призрак настоятельно посоветовал ему прекратить поиски того, что кладоискателю не принадлежит. Перепуганный, владелец развалин и холма выскочил наружу и несколько дней к ним не подходил. Но со временем ему стало казаться, что призрак просто померещился. И, осмелев, он снова отправился вглубь горы. Больше его никто не видел.

ЛЕТАЮЩИЕ МЕРТВЕЦЫ

В Рагните издавна обитали две религиозные общины - католики и лютеране. Этому разделению никто не придавал особенного значения, по крайней мере, при жизни. А вот после смерти их относили на разные погосты. И вот тут выяснялось, что покойников это никак не устраивало. Забавный факт - несмотря на то, что между кладбищами было большое расстояние, территория между ними никогда не застраивалась. Мало того, на ней не росли деревья, не было высоких кустарников и оград, которые мешали бы посещать духам умерших своих друзей с другого кладбища.

Всем известно - Пруссия манит чужеземцев, как медовуха. Они приезжают, строят здесь свои дома, живут в них, и никому до этого нет дела. Пусть живут. Но когда один из них вознамерился построить на южной окраине Рагнита, непосредственно на пути следования духов дом, горожане ему корректно намекнули: мол, напрасно ты, братец, это затеял. Брось, хуже будет. Но, известно, люди, внезапно разбогатевшие, сами с усами. Упрямы и своенравны. Не бросил этот господин строительства. Уже стены вывел, как вдруг случилась ветреная ночь. К утру на месте постройки была только грустная куча кирпича. Интересно, что ограда, которая была всего в три локтя высотой, совсем не пострадала. Духи выше летают.

Ну и что бы вы думали, внял господин голосу разума? Ничуть! Он решил, что нужно строить стены толще. Так и сделал. Заставил каменщиков прибавить толщины на кирпич. Те прибавили. Поставили стены. Положили перекрытия. Начали сооружать крышу. А тут опять поднялся сильный ветер, и разнесли духи дом в груду мусора. Вот только тогда бедняга решил сдвинуть стройку так, чтобы не мешать им.

В том же районе один из местных жителей хотел поставить амбар. Будучи человеком рассудительным, он высчитал план амбара так, чтобы его не могли задеть, спешащие к своим приятелям, души умерших земляков. Но то ли расчеты были не совсем верны, то ли строители что-то напутали, короче говоря, духи снесли у амбара один угол. Тогда хозяин, недолго думая, приказал скосить этот угол так, чтобы духи могли двигаться беспрепятственно. Так и стоит в Рагните этот амбар и сейчас - со скошенным углом.

СТАНА АИСТОВ. Саги и Сказки Пруссии.
ВАДИМ ХРАППА - Калининградский писатель

Две липы

Старая прусская легенда

В полу миле юго-западней Рагнита, возле деревни Яунинен расположена крутая гора, омываемая с трёх сторон речкой Титцельн. На её заросшем густым кустарником берегу можно увидеть две вековые липы. А ведь когда-то они были двумя возлюбленными и об этом здесь следующее рассказывают.

В давние времена стоял на этой горе великолепный замок, жил в нём один могущественный языческий князь, у которого была одна единственная дочь по имени Яунина. Её женихом был один прусский витязь, который поспешил взяться за оружие и сражаться за свою невесту, когда сюда пришли христиане, чтобы огнём и мечём обратить жителей этого края в свою веру. Однако всей его отваги и храбрости было недостаточно, чтобы предотвратить падение замка. Так скрылись обитатели замка в глубоком овраге горы, и витязь объявил, дескать, хочет он принять Христианскую веру, чтобы жизнь своей невесты и её отца спасти.

И направился он к христианам, однако его отсутствие затянулось несколько дольше, чем ожидалось, и тянулось для невесты столь долго, что однажды днём Яунина, всё-таки, своё укрытие покинула, чтобы своего любимого высмотреть, да тут нежданно была застигнута одним из христианских рыцарей. Она устремилась вверх по горе, и её преследователь уже почти настиг девушку, и да тут богиня Счастья Лайма превратила её, в Липу, так что дерзкие руки наглеца прикоснулись только к безжизненному стволу дерева. А в это время вернулся назад жених, но спасать её было уже поздно, и тогда он ринулся мстить.

Один он сильно уступал ударам искусного неуязвимого противника, и тогда Лайма ещё раз вернулась из облаков и превратила его тоже в Липу.

Теперь их любовь была спасена и посей день, стоят эти две липы рядом.

Grässe 1871, № 711, S. 645. Sagen aus Ostpreußen, Hamburg, 1994, s.183. Die beiden Linden zu Jauninen.
Перевод Лерман Г.М.

Мною было проведены изыскания по поводу этой легенды и вот что удалось установить.

Cправка Калининградского обл. Архива
(получена благодаря помощи Бахтина А. П.)

Деревня Яунинен /Jauninen или Йонинен /Jonienen 16.07.1938 года была переименована в Тильзенау /Tilsenau. В послевоенное время называлась пос. Отважное Неманского района Ракитинского сельсовета, в 1976 г. он присоединён к населённому пункту Гудково.

Река Титцельн /Titzeln, о которой идёт речь в легенде, это – Тильзе /Tilse. Сегодня это, пересекающая Неманский район, река Тыльжа.

И, наконец, здесь неподалёку в 4,75 км на юго-запад от Рагнитского Замка находится гора Тильсцеле /Tilscele Berg высота её с обрывом в сторону реки 26,9 м, абсолютная высота 29,9 м.

Кроме этого в июне 2002 года я выезжал в Неманский район с целью обнаружения искомых лип. В существование, коих вообще верилось, конечно, слабо.

Двигаясь пешком по Жилинской дороге в южном от Немана направлении, найти мост через Тыльжу не составило особого труда, речка, правда, оказалась несколько меньше, чем я ожидал. Здесь один из местных жителей указал мне, где находится Отважное, я был рад тому, что оно после многочисленных укрупнений и присоединений как населённый пункт ещё существует. Слева вверх по течению реки туда идёт дорога, однако я отправился по противоположному берегу напрямик, вдоль поля.

Придя в Отважное, я был рад обнаружить сохранившиеся в посёлке два-три дома и многочисленные липы естественным образом росли у стоявших тут когда-то домов и хозяйственных построек. Однако чутьё подсказывало, что всё это были не те липы, что я искал, вероятно, их уже и нет, а может их, и вовсе не было, ведь сказкам верить нельзя. И тут, наконец, местные собаки так разлаялись на меня, что из одного из домиков вышла полюбопытствовать на меня местная бабушка, и я сразу же накинулся на неё с вопросом: – «где у вас тут две липы»? И она меня сразу же поняла и повела показывать. По дороге она только сказала, что одна липа в том году грозой сломана.

И вот возвышаясь над зарослями, стоят влюблённые липы. Они росли близко одно от другого и касались друг друга своими ветвями. После сильной грозы бушевавшей тут как-то одна из «влюблённых» лип не выдержала и сломалась, хотя живучее дерево ещё зелено. Осталось возвышаться лишь одно из них, неизвестно только жених это или невеста.

Думается, что место, где стояли липы, когда-то было маленькой деревенской площадью Яунинена (Тильзенау) и жители её за этими липами ухаживали и может даже новые «влюблённые» деревья подсаживали, когда старые умирали. И эта была хорошая народная традиция. Так я подумал от того, что деревья эти в Отважном хоть и старые и высокие, но 700 лет им всё таки никак не дать. С этими чудесными липами, наверное, было связано, ещё много хороших традиций. Все влюблённые старались приходить к липам и женихи с невестами в день свадьбы со всей округи наверняка приезжали к ним, а жители деревни любили летом просто посидеть в тени под липами – отдохнуть от забот и поговорить о хлебе насущном.

Да и в наши дни можно, было бы придерживаться таких же добрых традиций – «влюблённые» липы сохранить и свои молодые высадить.

— Лерман Григорий